КАК ФИРТАШ СТАЛ ДЛЯ РОССИИ ОТРАБОТАННЫМ СЫРЬЕМ

У Фирташа, пребывающего вот уже несколько лет под «подпиской о невыезде» в столице Австрии, появилась дополнительная головная боль. 1 ноября правительство Российской Федерации в рамках «специальных экономических мер» против Украины ввела санкции в отношении сразу нескольких предприятий из бизнес-империи Фирташа. И если для бизнеса Фирташа заявленные санкции ударят не слишком чувствительно — санкции введены против его химических предприятий, выпускающих азотные удобрения, которые в Россию практически не экспортируются, — то с политической точки зрения удар достаточно чувствительный.

Дмитрию Васильевичу лично, равно как и его украинским и российским партнерам, Кремль дал недвусмысленный сигнал, что Фирташа уже можно не воспринимать всерьез. И для такой позиции у российского руководства достаточно оснований.

Напомним, несмотря на то что у Фирташа все еще есть немалые активы как собственно бизнесовые, так и медийные (Дмитрий Васильевич является совладельцем телеканала «Интер»), влияние олигарха с каждым годом уменьшается. В 2018-м еженедельник «Фокус» оценил активы Фирташа в $640 млн, что немало, хотя еще несколько лет назад их оценивали в разы выше — около четырех миллиардов.

Но главная проблема Фирташа в том, что к нему имеют более чем серьезные претензии американские следователи, добивающиеся его экстрадиции из Австрии. Эти неприятности начались еще в марте 2014 г., когда олигарх был задержан в Австрии по запросу министерства юстиции США. Американцы обвиняют Фирташа во взятке в $18,5 млн в 2006 г. для получения разрешения на добычу в Индии титанового сырья с целью дальнейшей продажи продукции в США.

Суд в Австрии почти сразу освободил Фирташа под рекордный залог в 125 млн евро с условием, что он не покинет страну. 21 февраля 2017 г. Высший земельный суд Вены принял решение о допустимости экстрадиции Фирташа по требованию США. Защита Фирташа подала апелляцию, сославшись на нормы Хартии ЕС по правам человека. В декабре 2017 г. Верховный суд Австрии отложил рассмотрение апелляции до того, как Суд ЕС (Court of Justice) в Люксембурге разъяснит порядок применения хартии в подобных делах.

И вот 24 октября 2018 г. Суд ЕС решил, что национальный суд не обязан повторно рассматривать дело, по которому уже есть решение, если одна из сторон хочет добиться его пересмотра на основе Хартии ЕС. То есть экстрадиция Фирташа может состояться, причем в самое ближайшее время.

В США, к слову, Фирташу грозит 50 лет тюрьмы с конфискацией имущества. И американские следователи уже дали понять, что их намерения заполучить Фирташа достаточно серьезны, а громкое дело политтехнолога Партии регионов и нынешнего президента США Дональда Трампа Пола Манафорта лишь добавило мотивации американским юристам.

Украинская Генпрокуратура также неоднократно заявляла о готовности задержать Фирташа сразу по прилету в страну. И хотя угрозы ГПУ выглядят и близко не настолько серьезно, как американские, Фирташ на сегодняшний день выглядит сбитым летчиком, делать ставку на которого как минимум глупо. Тем более что в Украине достаточно желающих так или иначе прибрать к рукам активы Фирташа.

Так что Кремлю сегодня выгоднее всего поспособствовать на сколько это возможно скорейшему потоплению Фирташа, тем более что отношение российских партнеров к группе «газовиков» заметно испортилось из-за позиции последних во время Майдана.

К слову, нынешние санкции далеко не первый сигнал «немилости» Москвы к Фирташу. В конце лета в российской столице по запросу ГПУ и Интерпола был задержан скрывающийся в Москве от украинского правосудия топ-менеджер Фирташа Владимир Корольков, бывший гендиректор Запорожского титано-магниевого комбината. Украина обвиняет Королькова в хищениях на сумму в почти полмиллиарда гривень, выделенных на модернизацию предприятия.

Как видим, то что Фирташ для нее отработанный материал, Россия дает всем понять уже достаточно давно. Не исключено, что следующим шагом станет «национализация» Россией принадлежащего Фирташу «Крымского Титана» в оккупированном Крыму. После недавней экологической катастрофы в Армянске, связанной с работой комбината, оккупационная администрация в лице Сергея Аксенова (кличка Гоблин) уже не раз грозилась «отжать» его у Фирташа. И оснований не делать этого у нее с каждым днем все меньше.